ace1962 (ace1962) wrote,
ace1962
ace1962

Друг с ностальгией о профессии..

Оригинал взят у otto_cazz в Друг с ностальгией о профессии..
Оригинал взят у mimal в Настоящий фотограф. Цветы зла, полюбишь и козла.
Делать из мухи слона - так я отвечу, если вы спросите меня про труд журналиста. Сложно сказать, табу ли для прессы мелкотемье. В "Газете Жесть "  такого понятия не знали. Темой для статьи могло стать все, что угодно. В обычных газетах шарахались от сумасшедших. Здесь их встречали с распростертыми объятиями  Про них писали. Парадокс: поработав там,я стал гораздо терпимей, и в то же время недоверчиво относиться к людям. К тому, что они говорят. "Дели все на шестнадцать", говорили мне старшие товарищи. Почему была выбрана именно эта цифра, не уточнялась.

Вообще, о газетах. Я пришел к выводу, что их активными читателями являются безумцы различной степени буйности.  Ну, это знаете, как с фанатами. Вот идет, скажем, по улице БГ. Ну, ходит же он иногда по улицам. И вменяемые граждане, которые его узнают (я милого узнаю по бородке), просто проходят мимо. Даже - заметьте - не кивая. И возможно, иногда БГ начинает скучать даже. Думать, забыли они меня что ли? Может, он иногда даже стоит задумчиво под собственной афишей, делая вид, что случайно здесь притормозил  раскурить папиросу. Ну, что бы уж точно узнали. Но если ему и кинутся радостно на шею - Борис Борисыч! Это вы!? Не верю своим глазам! Можно ваш аффтограф? - так точно какая-нить невменяемая гражданка, от которой и не отделаться потом. Джон Леннон, к слову, когда его спросили, каково ему быть знаменитым, не жмет ли, ответил, что десять лет ходил по улицам не узнанным,  и что это "удовольствие так себе". Думается, 8 декабря 1980 года он рассудил бы иначе, но... Но я отвлекся. А говорил, стало быть, о безумцах.

Так вот, если и приходили в редакцию газеты нормальные люди, то за редким исключением. Хотел написать, что это были почтальоны, письма, квитанции приносили. Но вспомнил про "почтальон сойдет с ума, разыскивая нас", и засомневался. Ну про почтальонов "Газета Жесть" не писала, и не пыталась. Зато она писала:
- про гражданина по имени Апполинарий, и его проекте космической станции ( с кучей чертежей пришел в редакцию человек, переснять не дал - мол, украдут идею);
- про женщину, которая вот уже двадцать лет спит с портретом мужа (тихая такая старушка, фото застекленное в рамочке носила с собой, кормила обедом и да, реально клала на подушку рядом с собой);
- про человека, который сделал макет батайской церкви из спичек ( ага, работал с огоньком).

Апофеозом лично для меня стал заросший тип дичайшего вида, пришедший в редакцию с просьбой напечатать его стихи. Стихи, очевидно были в зеленой школьной тетрадочке, которую тип теребил в руках. Но смотрели все не тетрадочку, а на руки. Дело в том, что ногти у типа были длинные и завивались колечками. Ну, такие кудряшки, по одному на каждом пальце. Да, согласен, мерзкое зрелище. Ему сперва сдуру ответили, что стихов не печатают. А потом дали обратку, стало же любопытно, что за стихи может писать такой персонаж. И попросили его, ну вы оставьте тетрадочку. Но тип насторожился и быстренько слинял  вместе с поэзией.

Это все, в общем присказка, а сказка вот она.
Приближались майские. Пока вся остальная пресса сдувала нафталин  и ветеранила интервью, в "Жести" узнали про самородка из Зернограда. И - мне интересно до сих пор, как узнали-то о его существовании. Самородок был флористом от сохи, и, как писала Журналистка - она-то, хитрая, пообщалась с ним по телефону - сделал к Дню Победы клумбу с надписью "С праздником 9 мая!". Хорошо быть пишущим, сказал я себе, когда стало ясно, что от поездки не отвертеться. Да нет, любил я свою работу. Просто меня напрягало, когда из 5 часов 25 минут, которые я тратил на задание, 5 часов занимала дорога. И 25 минут сама съемка.
- 9 мая - великий праздник! И мы должны о этой клумбе написать. Вот человек, он же не воевал, но посадил эту клумбу, что бы сделать приятно ветеранам Зернограда.  А если мы об этом напишем, то сделаем приятно всем ветеранам Ростовской области! - Редактор, как всегда был прав.

Я смотрел на него, и мне казалось, что передо мной второй Наполеон. В этой прогрессии - Зерноград, область - легко могли бы появиться Юг, Россия, и весь мир. Но тогда Редактор стал бы персонажем своей газеты. А он им не был. Этот умнейший человек удивительным образом сочетал в себе рацио и холерический темперамент. Все его уроки я оценил гораздо позже, а тогда считал его просто вредным. А он меня, наверное, чурбаном с камерой, потому что я никогда с ним не спорил и никогда ничего не отвечал на вполне справедливую критику. Ему, наверное хотелось меня пробить, достучаться. А я не пробивался, и на двери было написано: "нет дома".

Уехать в Зерноград оказалось непросто. Более того, из расписания было ясно, что и вернуться не легко. На месте у меня будет чуть больше часа на все про все. А потом уходит последний автобус.

Я приехал и отчаянно заблудился. У нас же люди, по доброте душевной, не зная правильной дороги, показывают любое направление. Что бы хоть чем-то помочь. Как знаете, подходит к вам нищий, типа дайте червончик на батончик, а вы ему "Братан, да нет денег, но вот, на тебе рубль". Причем, это не "на тебе рубль и отвали". А реально, ну вот рубль в кармане из мелочи. И сдается мне, что герой-флорист жил где-то на Чапаева. А меня отправили на Чкалова (ага, почти одно и то же - один утонул, другой разбился), откуда я долго и нудно выбирался.
На дворе в самом разгаре были 2000-е, но Зерноград оказался ими не затронут, словно какой-то местный Моисей раздвинул волны времени. Сплошной частный сектор и прочие "мы-поедем-в-семикаракоры".

До нужного адреса  меня подбросили ребята с автобазы, на которую я случайно забрел. Рабочий день у них заканчивался, ребятам или было по дороге домой, или просто пожалели придурка. В любом случае, это было кстати, я уже начинал чувствовать себя в фильме Спилберга (ET, твою мать).

Доехали. Частный дом, Зеленый забор. Постучался. Вышел бодрый дядечка. Говорю ему, у меня мало времени, пойдемте быстрее к клумбе, автобус, все дела.
А он мне, ласково так, знаете, как болезному:
- Сынок, та никуда ходить-то и не надо. Вот же она.
И показывает. И тут я понимаю, что вот этот кусочек земли два на три метра перед забором и есть клумба.
То есть, что бы вы поняли - никакой травы, газонной или вообще. Просто, коричневая земля. А вот эти тюльпаны, ну десяток, что ли, и есть эпикфэйл надпись "9 мая".

Мы смотрели друг на друга, как два барана, и мыслительные процессы наши были лентой Мебиуса:
"Неужели он видит в этом клумбу?" и "Неужели он не видит в этом клумбу?".
А время-то тикало. Песчинки воображаемых часов грозили превратиться в пыль под колесами отъезжающего автобуса. Я бы впал в ступор. Поругался бы. Да с удовольствием! Но тогда бы я точно опаздал. И я начал работать.

Я сфотографировал дядечку отдельно. С лопатой. С тюльпаном в руке. Стоя. Сидя. С тюльпаном сидя возле недоразумения, которое он считал клумбой. Крупно клумбу.
Это за пять минут.
- А у вас есть домашние животные? - говорю. - Кот там любимый, пес может. Давайте с ним вас снимем.
- Неа, нету - разводит руками дядечка. - Козел есть.
- Любимый?
Дядечка сделал неопределенный жест рукой. Примерно так водолазы показывают "да так себе русалка".
- Давайте с козлом.
Тут я опущу уговоры: да зачем с козлом, да соседи засмеют,  и тот неловкий момент, когда становится ясно, что неа, ничего не выйдет. И тут выпаливаю:
- Вы же выпускаете его на улицу? Мы напишем, что козел настолько сознательный, что не стал есть клумбу - подарок ветеранам.

Главное по нашей запутанной жизни - все объяснить. И вот, менаж-э-труа в одном кадре. Мужик, козел и клумба.
Обнимите, его прошу, как родного. И снимаю.

На автовокзал я бежал, как будто за мной гнался бешеный козел. Уф, успел.

Когда я рассказал Журналистке про сознательного козла, она была в восторге.
К моему удивлению, скудость клумбы никого не смутила. Я-то уже был готов к тому, что Редактор мне скажет:
- А что это ее так плохо видно? Да в чб печати вообще никто не разглядит надпись из тюльпанов. - И покачает головой, дескать, эх, Миша, Миша...
Но все смотрели на сознательного козла, который в тексте - без вариантов - стал еще и любимым. Это уже был почти Джек Лондон, история суровой мужской дружбы и верности.

Я шел домой. В воздухе розовел упущенный кем-то шарик. Глядя на него, я почему-то подумал о мухе, из которой надули слона, и о том, что теперь в этом слоне есть частичка и моего выдоха.


Tags: рассказ
Subscribe
promo ace1962 march 11, 2014 13:57 8
Buy for 100 tokens
Данный документ является одним из немногих документов Древнейшей Цивилизации, которые могут пролить свет на причины Последней Войны и последующей гибели Древнейшей Цивилизации Письмо патриота президенту Путину Дорогой президент Путин! Владимир Владимирович! Мы, патриоты России с восторгом…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments