ace1962 (ace1962) wrote,
ace1962
ace1962

Мона Лиза

Оригинал взят у artur_s в Мона Лиза
мона лиза

– Ну что, съездим в Ципори, что ли?
Я веду машину из Назарета в Акко, где мы с друзьями решили посидеть у стен крепости, которую не смог взять сам Наполеон, и попить крепкий кофе в одном из арабских ресторанчиков на самой кромке Средиземного моря.
– Это хорошая идея! – поддержал меня Старик. – Ты, Друг, не возражаешь?
– Валяйте! Даю добро, – Друг, давно не бывавший в моих краях, не возражал.

В Нижней Галилее, на перекрёстке двух важнейших дорог древности — Via Maris и дороги, соединяющей Иорданскую долину с побережьем Средиземного моря, в южной части долины Бейт-Нетофа расположен древний город Ципори.

– А знаете ли вы, граждане, сколько лет этому городку? – я решил щегольнуть своими познаниями. – Иосиф Флавий впервые упомянул его в связи с Александром Яннаем, то есть, отнёс его к первому веку до нашей эры, но археологи заявляют, что люди жили здесь ещё в седьмом веке до нашей эры, то есть, считай, двадцать восемь веков тому назад! Ни фигассе, а! Во времена династии Хасмонеев он был главным городом Галилеи, что подтвердили и римляне в пятьдесят пятом году, завоевавшие всё вокруг. Ципори был полностью разрушен в результате землетрясения в 363 году уже нашей эры. Потом в двенадцатом – тринадцатом веках его захватили крестоносцы, заседали тут тамплиеры, потом мамлюки…короче, та ли ещё история с географией! Неужто вы ещё не побывали здесь?

– Ну почему же? – с обидой произнёс Старик, – только давно уже, сразу после переезда из Союза, ещё в ульпане нас сюда привозили…
– А я не был, – меланхолично сказал Друг. – Страна наша маленькая, да удаленькая, и чтобы побывать во всех интересных местах, надо завязывать с работой и мотаться с утра до вечера! Я вот ещё не был…
– С вами всё ясно! – я перебил приятеля, – потом выясним, где ты ещё не был. Приехали!

Оставив машину, мы пешком двинули мимо раскопок в сторону холма, где стоит монастырь и крепость крестоносцев, а также руины древнего жилого города и мощные сооружения водопроводной системы с двумя акведуками.



Flag Counter



– А привёз я вас сюда, граждане пассажиры, вот зачем. В Ципори много чего интересного, но главная достопримечательность – это его мозаики. И самая знаменитая мозаика – это Мона Лиза Галилейская. Может, слыхали часом про такую барышню?
Граждане пассажиры только покачали головами: нет, не слыхали.

– Тогда двинули сразу к так называемой "Римской вилле"! – обрадовался я. – Там мы её, родимую и увидим! Третий век нашей эры! Не хухры-мухры!
По дороге я показал ахающим приятелям римский амфитеатр, погребальные пещеры и руины крепости всё тех же крестоносцев для того, чтобы сравнить эти руины с крепостью в Акко, конечном пункте нашего сегодняшнего путешествия.
В Римской вилле мы были единственными посетителями.

Мона Лиза лежала на мозаичном полу, точнее, была вписана в пол, поскольку сама была мозаикой. Знаменитой. Известной. Древней.
Мы со Стариком стали обходить её по кругу, разглядывать, комментировать.
Друг приотстал от нас. Отделился. И стоял, как говорится, как вкопанный!

– Ты чего это, Дружище? – Старик вопросительно глянул на него. – Иди сюда, вот отсюда посмотри, здесь освещение получше…
Тот не реагировал.
– В чём дело? – я тоже заинтересовался поведением товарища. – Да ты никак с лица сбледнул, аллёу-у?
– Мужики! Пошли отсюда! Пожалуйста!
И быстро направился к выходу.
Мы двинули за ним, теряясь в догадках.

В кафе, куда мы пришли, было тоже немного народу. Сделали заказ. И заинтригованно смотрели на приятеля, лицо которого понемногу отходило от некоего шока, природа которого для нас оставалась загадкой.
– Ну, не томи! – не выдержал Старик. – Колись. Чем тебя эта дама ошарашила? Или огорошила, что, впрочем, одно и то же, правда, Дока?
– Нет, правда, в чём дело, Дружище, чего там у тебя навеялось в голове? Я вижу, ты уже созрел рассказать нам некую тайну. Давай. Ждём-с!
– Ладно, ребята. Рассказываю. Только вы не хихикайте, договорились? Дослушайте до конца. Лады?

Итак.
Интересная баба была эта Томка.
Во всех смыслах.
Во-первых, красивая, яркая, броская. В ней мешанина армянской, русской и еврейской кровей бурлила и пёрла наружу, цепляя всех, кто попадал под обстрел её небольших блестящих глаз. Пройти мимо неё было невозможно, не окинув взглядом короткую стрижку пышных черных волос, спортивную фигуру и всегда элегантную одежду.
Как-то, было дело, зацепился взглядом и я.
На пятом курсе, когда голова только лишь наполняется умными мыслями, а все жилы и главная из них уже переполнены эротической мощью и требуют немедленного извержения, я и встретил её.
На очередном студенческом сабантуе в общежитии после танцев я затащил её в чью-то комнату, долго возился, а она, прихохатывая, томно говорила, понарошку отбиваясь от меня:
– Ну чо я такого сделала? Ну чо ты?

При этом слово "чо" она шепеляво произносила "тьо", а точнее – мягко так "тцьо" и прижималась как бы невзначай. Чуть было не сказал: "невзнатцьяй"!
И прищуривалась, поглядывая игриво щёлочками чёрных глаз.
Хорошая девка.
Хотя, какая девка? Впервые она выскочила замуж в семнадцать лет. По нужде. Подзалетела нечаянно. Бросила тюхтю-мужичка через год. Потом вышла замуж за сокурсника, которого кинула года через два. Потом снова и снова – пять раз. Я её как-то спросил:
– Томка, зачем тебе каждый раз замуж выходить? Живи так.
– Нет, Друг, ты не понимаешь. Я так хочу. А тцьо я такого делаю? Тцьо?
И прищуривалась так, что мне снова хотелось затащить её куда-нибудь немедленно!

По распределению мы попали на авиационный завод.
Временами случайно встречались, но без секса, по-товарищески. Я жил спокойной размеренной жизнью, женился, а она продолжала бурлить и кипеть в котлах, которые сама и заваривала.
То смотрю – идёт под ручку с молоденьким парнишкой, то – с товарищем в годах. Ну, думаю, пошла Томка по рукам. Ладно, мне-то что? Не моё дело.

С Толиком я её познакомил на стрельбище. Дело в том, что я любил пострелять из "Стечкина" и "Марголина" - спортивных пистолетов, но выше второго разряда не поднялся. Она же за три года стала мастером спорта. Толик приехал из Ленинграда по распределению и стал работать в одном отделе со мной. Он был заядлым охотником и рыболовом, я же терпеть не мог эти дела, но нас сблизил Ильф, которого я цитировал наизусть целыми страницами, а Толик меня иногда уточнял.
На Томку мой новый приятель положил глаз немедленно, быстро завоевал её внимание и женился на ней. Это был его первый брак, у неё – пятый.
Симпатичная пара прекрасно смотрелась. Каждый вечер они под ручку выгуливали огромную псину – немецкую овчарку, которую Толик таскал с собой везде, а уж на охоту с рыбалкой – непременно.

Однажды поздней осенью, в середине сентября, они собрались в отпуск.
– Куда на этот раз? – спрашиваю
– О-о-о! – протянул Толик, – на этот раз будет шик и блеск! Едем на Алтай рыбалить, на озеро. Там на заимке Вовка живет, друг мой институтский. Бросил он науку, бросил инженерить, уехал туда с женой и живёт в единении с природой вдали от шума городского. Устроился егерем в каком-то лесхозе, что ли, точно не знаю. Вот, зовет поохотиться, порыбачить на озерце.
– Так холодно же, вы что! Бррр.
– Ну ты – сибарит, а мы с Тамарой любим эти занятия! Да, Томочка?
И Томочка, прижавшись к мужу, замурлыкала, загадочно глядя на меня щёлочками глаз.

Они уехали.
И пропали.
Ехали на пару недель, а через месяц родичи забили тревогу.
Спрашивать кого? Тот друг жил на безлюдьи. В лесхозе, до которого дозвонились-таки, ничего не знают. Отец Толика – ко мне:
– Помоги, выручай!
Попросил я у директора вертолет.
Не дал. Дорого, говорит, бензину много сожжёшь!
Взял я отпуск за свой счёт и с Томкиным братом полетели в те края.
Добрались до лесхоза этого.
Показали нам дорогу на озеро. А помогать никто не стал. Во-первых, все пьяные, а во-вторых, им до лампочки какие-то чудилы, которые сдуру сбегают из города и селятся в одиночестве чёрт-те где. Ну их, свихнувшихся интеллигентов! Нам они объяснили, что, вероятнее всего, сбежали ваши, мол, друзья обратно в город! И не отвлекайте людей от важных дел!
Но машину я у них выпросил.

Снежный Алтай – это красиво!
Горы, горы и горы вокруг тебя, тишина да морозец лёгкий нос да щеки пощипывает. Снег, белый, пушистый уже укрыл землю местами, а колючий ветерок поднимает завихрениями горсти и кидает на стекло машины.
Дорога тоже промёрзла, и её бугристая поверхность трясла наши души при попытках повысить скорость.
Заимку мы быстро нашли, но там никого не было.
Озеро было недалеко и минут за двадцать мы до него добрались.
Пустынно.
Тонкий ледок уже сковал его поверхность вблизи берега.
Никого.
Мы попытались поехать вокруг озера, но дороги не было и мы пошли пешком: может быть, найдем что-нибудь? Хоть какие-то следы?
Примерно в сорока минутах ходу я заметил вдали, на берегу что-то тёмное. Мы рванули.
Вмерзнув в припай – так называется ледяная кромка, запорошённая почти полностью снежком, лежала Томка.
Наполовину в воде, наполовину в припае.
Прищуренные остекленевшие глаза спрашивали:
– А тцьо я такого сделала? Тцьо?

Больше никого мы не нашли.
Следствие показало, что, вероятнее всего, лодка, на которой плыли вчетвером, была перегружена, зачерпнула бортом воду и пошла ко дну. Люди, одетые тяжело, по-зимнему, утонули. Собака, привязанная, вероятно, к руке Толика, не смогла выплыть и утонула тоже. Томка, относительно легко одетая, смогла доплыть до берега и, обессиленная, вмерзла в припай.
Глубина озера в этих местах – несколько сот метров. Дно – илистое.

А лицо у замёршей Томки – точно, как у этой самой Моны Лизы в мозаике!
Похожа до оторопи.
Вот такие дела, ребятки.
Поехали-ка отсюда.
Ты ведь, Дока хотел нас подбросить до Акко?

Subscribe
promo ace1962 march 11, 2014 13:57 8
Buy for 100 tokens
Данный документ является одним из немногих документов Древнейшей Цивилизации, которые могут пролить свет на причины Последней Войны и последующей гибели Древнейшей Цивилизации Письмо патриота президенту Путину Дорогой президент Путин! Владимир Владимирович! Мы, патриоты России с восторгом…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments