ace1962 (ace1962) wrote,
ace1962
ace1962

Штрафбат... " Если в прошлое стрелять из ружья, то будущее выстрелит в нас из пушки "!

Оригинал взят у cas1961 в Штрафбат... " Если в прошлое стрелять из ружья, то будущее выстрелит в нас из пушки "!

 Штрафбат... " Если в прошлое стрелять из ружья, то будущее выстрелит в нас из пушки "!






"Гордость и честь офицерскую ни за какие иудины деньги не продаю!"




Тем, кто видел фильм "Штрафбат"





В письме гендиректору телекомпании "Останкино" (опубликовано в "Советской России"), возвращая присланный гонорар, Пыльцин пишет: "...вас не устроила истинная правда о штрафбате... и вы пытались выхолостить текст моего интервью, ...а потом и вовсе потеряли его, так как он не совпадал с точкой зрения не видавших войну авторов фильма и вашей личной...
Фильм "Штрафбат" и очень многое другое в СМИ, в том числе и на телевидении, — это политзаказ нынешних фальсификаторов истории...

Ни совесть свою, ни память, ни гордость и честь офицерскую ни за какие иудины деньги не продаю.
Поэтому, Алексей Викторович, не могу принять ни вашей благодарности "за сотрудничество", ни, тем более, вашей тысячи "сребренников"."

----------------------<cut>----------------------

Cериал "Штрафбат" так и брызжет массой ляпов и несоответствий.
Прочитайте Приказ Народного комиссара обороны СССР от 28 июля № 227 («Ни шагу назад!») — приказ, ужесточающий дисциплину в Красной Армии, запрещающий отход войск без приказа руководства, вводивший штрафные батальоны в составе фронтов и штрафные роты в составе армий , а также заградительные отряды в составе армий. Издан 28 июля 1942 года(в сериале ГГ воюет в штрафбате чуть ли не с осени 1941).






Пыльцын Александр Васильевич
 Штрафбат... " Если в прошлое стрелять из ружья, то будущее выстрелит в нас из пушки "!


Пыльцын Александр Васильевич воевал с 1943 г. До этого красноармейцам очень часто приходилось отступать, иногда отступления принимали характер панического бегства, особенно в 1941 г., когда, собственно, и появились заградотряды, чьей задачей были "придание устойчивости обороне на отдельных направлениях", отлов дезертиров, сбор рассеянных мелких групп и отправка их на переформирование и т.д. Заградотряды, как правило, кочевали по тылам бегущих войск...

Ныне отставной полковник Александр Васильевич Пыльцын, попал в 8-й Отдельный штрафной батальон I-го Белорусского фронта командиром взвода в 1943 году. Даже если очень напрячь воображение, этого мягкого, улыбчивого и, в свои почти 80 лет, совсем не старого человека можно представить только таким — мягким, улыбчивым и очень красивым.
Книга "Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина" (отрывок)

...Рассказывали, что после взятия Рогачева через уже разбитый и непрочный лед Днепра саперы срочно навели для переправы войск и нетяжелой техники временный деревянный мост. По своей ширине он допускал движение техники только в одну сторону, и поэтому коменданту переправы был передан приказ генерала Горбатова пропускать в первую очередь автомобили с боеприпасами, продовольствием, артиллерию и другую легкую технику и только в сторону фронта.

Когда у переправы скопилось много машин, идущих к передовой, на другом берегу собралось тоже немалое их количество, в том числе несколько "виллисов". Комендант переправы, крепкий и рослый майор, выполняя приказ, не пускал их на мост. Ведь для этого нужно было остановить поток машин к фронту. Из одного "виллиса" вышел генерал Горбатов и потребовал срочно пропустить его машину. Майор, ссылаясь на приказ, отказался сделать это. Разозлившись на непослушного коменданта, генерал вдруг огрел его своей, всем известной, палкой.

Реакция майора была неординарной: он резко повернулся и ударил генерала, который, скорее от неожиданности, потерял равновесие и перевалился через невысокие перильца моста в снег. Что тут началось! Из машины командующего и сопровождающих его "виллисов" выскочили несколько офицеров. Одни бросились поднимать генерала, другие, выхватив пистолеты, схватили майора и скрутили ему руки.

Генерал, отряхиваясь от снега, подошел к майору, приказал отпустить его и велел принести свою флягу. Вся армия знала, что их Командующий вообще ни при каких обстоятельствах не пьет спиртного и даже не курит. Об этой своей особенности Александр Васильевич не один раз упоминает в своих мемуарах. Прочитав их, я узнал, что это еще в юности он дал слово никогда не пить, не курить и не сквернословить. И это слово он твердо держал. Во время войны, когда его упрекали за некомпанейство, он говорил, что выпьет только в День Победы. И только тогда действительно он позволил себе выпить рюмку красного вина. Поэтому распоряжение принести "его флягу" вызвало у наблюдавших эту сцену не меньшее удивление, чем все, что этому предшествовало.

Горбатов лично отвинтил с не совсем обыкновенной фляги крышку-стаканчик, наполнил его водкой, поднес ошеломленному майору со словами: "Молодец, майор! Выпей, считай это за мое извинение и личную награду. Скольких дураков учил и воспитывал этой палкой, первого умного встретил. Продолжай службу, а за настоящей наградой дело не станет"....
скачать книгу "Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина"





За все годы Великой Отечественной войны через штрафные подразделения прошло, по некоторым данным, 427 тыс. 910 человек. Если учесть, что за всю войну через армию прошло 34 476,7 тыс. чел, то доля бойцов и офицеров РККА, прошедших через штрафные подразделения за весь период Великой Отечественной войны, составляет примерно 1,24 %. Желающие легко подсчитают, что потери в штрафных частях соразмеры с общими потерями армии.

Например, в 1944 общие потери Красной Армии (убитые, раненые, пленные, заболевшие) — 6 503 204 чел; из них штрафников — 170 298.
Всего в 1944 в Красной Армии имелось 11 штрафных батальонов по 226 человек в каждом и 243 штрафные роты по 102 человека в каждой. Среднемесячная численность Армейских Отдельных Штрафных рот в 1944 на всех фронтах колебалась от 204 до 295. Наивысшая точка ежедневной численности Армейских Отдельных Штрафных рот (335 рот) была достигнута 20 июля 1943.
Штрафной батальон (штрафбат) — штрафное подразделение в ранге батальона.

В Красной Армии туда направились военнослужащие офицерского состава всех родов войск, осужденные за воинские или общеуголовные преступления(в сериале у нас в шрафбате бывший офицер только ГГ,а остальные уголовники или политические имеющие к РККА весьма отдаленое отношение). Данные подразделения формировались по приказу народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 в пределах фронтов в количестве от 1 до 3 (смотря по обстановке). В них насчитывалось по 800 человек. Командовали штрафбатами кадровые офицеры(в сериале ГГ не является кадровым офицером,а есть штрафник,но при этом командует батальоном и назначает командиров рот,которые тоже должны быть кадровыми,а не штрафниками).

Существует мнение о том, что в штрафные батальоны направлялись лица, отбывающие наказание за тяжкие уголовные преступления, а также за государственные преступления (т.н. "политические"). Данное утверждение имеет под собой определенные основания, поскольку имелись случаи направления в штрафные подразделения "политических" заключенных (в частности, в 1942 году в 45-ю штрафную роту был направлен осужденный в 1941 году на 5 лет лагерей по 58-й статье Владимир Карпов, ставший впоследствии Героем Советского Союза и известным писателем).

В то же время, в соответствии с действующими на тот момент нормативно-правовыми актами, регулирующими порядок направления в штрафные части, комплектование указанных частей данной категорией лиц было не предусмотрено. Лица, уже отбывающие наказание в местах лишения свободы, согласно действовавших на тот момент УПК и ИТК обязаны были отбыть весь положенный срок только в учреждениях исполнения наказания. В виде исключения, по личному ходатайству Наркома внутренних дел Л. Берия, лица, из числа осужденных, отбывающих наказания в исправительно-трудовых лагерях, колониях-поселениях, независимо от состава совершенного преступления (за исключением лиц, осужденных за тяжкие общеуголовные преступления и особо тяжкие государственные), могли быть амнистированы или условно-досрочно освобождены за примерное поведение и перевыполнение плана, после чего призывались в действующую армию в регулярные части на общих основаниях. Аналогичным образом не могли быть направлены в штрафные батальоны отбывающие наказание "воры в законе"( сериале масса воров и убийц,получаеться за них всех Берия ходатайствовал).

По воле авторов фильма в придуманной ими воинской части бок о бок воюют офицеры, рядовые солдаты, освобожденные из лагеря «политические» и уголовники. Командует «сборной» штрафник капитан Твердохлебов.

На самом деле: командовали штрафными частями только строевые офицеры, чистые перед законом. А в самом штрафбате воевали только офицеры, не лишенные воинских званий. Поэтому ни рядовых солдат, ни уголовников там не могло быть и в помине. Их направляли в отдельные штрафные роты.

В фильме показана совершенно нереальная ситуация — рядовой Цукерман, получив два ранения, возвращается в батальон. На самом деле если штрафник был ранен, он сразу выводился в тыл и дальше участия в боевых действиях штрафбатов не принимал.

 Штрафбат... " Если в прошлое стрелять из ружья, то будущее выстрелит в нас из пушки "!

К штрафбату присоединяется православный священник отец Михаил. Он читает проповеди и благословляет солдат перед боем. На самом деле религиозная проповедь в расположении воинской части (любой, а не только штрафной), как и участие в боевых действиях человека в рясе в те времена воинствующего атеизма были напрочь исключены.

Один из главных героев сериала — вор в законе Глымов — признается, что убил «троих легавых и двух инкассаторов».
На самом деле: осужденный за бандитизм из лагеря на фронт все равно бы попасть не мог. С такими статьями не брали. Тем более, не могли попасть на фронт осужденные по 58-й статье (контрреволюционные преступления).

В фильме особист заявляет Твердохлебову, что искупить вину перед Родиной можно ТОЛЬКО кровью, иначе из штрафбата не выбраться.

На самом деле: содержание в штрафбатах не превышало трехмесячного срока. Ранение или смерть в бою автоматически считались искуплением вины. А за подвиги и проявленную на поле боя доблесть из штрафбата отпускали досрочно...







5.02-2010 из переписки Автора сайта с собственным сыном:

==«...того фильма я не видел. Зато видел полностью "ШТРАФБАТ", о коем тоже нынче много споров. И лично я вот этому фильму ВЕРЮ АБСОЛЮТНО. Верю ему В ОБЩЕМ и ЦЕЛОМ.
А Тебе — уж ПРОСТИ! — НЕ ВЕРЮ!
По системе Станиславского...
Ну — НЕ УБЕДИЛ!!!» ========

Сын мой, — вверху цитата из твоего письма, а я хочу ответить на него.
Полагаю, — скорее уверен, — что мой текст «Штрафбат» на сайте ты НЕ ЧИТАЛ.
Иначе написал бы, чему именно ты не веришь.

Я отлично понимаю разницу между художественным фильмом и инженерным расчетом. Не собираюсь оспаривать право автора на вымысел.

Но убеждён, что в фильме на ИСТОРИЧЕСКУЮ тему границы вымысла не могут ИСКАЖАТЬ историческую правду. НЕ должны внушать ложь.

Этот фильм кончается очень эффектно (и, с позиций Досталя и его "со-творцов" весьма эффективно!) длинным перечнем номеров штрафных батальонов, создающим иллюзию, что они-то и выиграли войну….

Зритель не знает, и не обязан знать, что штрафбаты, КАК ПРАВИЛО, создавались для проведения одной конкретной операции и существовали под своим номером, КАК ПРАВИЛО, два-три месяца и менее. Потому их так много!

Конкретной же ложью этот фильм нашпигован до предела бессовестности.
Не было – заградотрядов,
Не было командиров-штрафников,
Не было в их составе «крутых» уголовников….

Небезызвестный Козьма Прутков советовал – ЗРИ В КОРЕНЬ, а ты — юрист и внук юриста — знаешь древнеримскую заповедь: ИЩИ, КОМУ ВЫГОДНО...

из американской газеты
Лев Бенционович Бродский — с 1993 года житель США.

Слово «штрафбат» сейчас у всех на устах – благодаря одноименному фильму Эдуарда Володарского, пользующегося огромной популярностью. «Штрафбат» смотрит вся наша иммиграция — пожилые люди, которым он напоминает проведенную в окопах юность; молодежь, которую привлекает сочетание жесткого реализма с элементами «экшн-филм»; люди среднего возраста, которые хотят узнать правду об еще одной странице истории Второй мировой войны. Но вот показана ли в фильме правда, или она, по традиции, приукрашена и реализм сведен к непотопляемому соцреализму?
По словам Льва Бенционовича Бродского, побывавшего на днях в гостях у «Русского базара», авторы фильма погрешили против истины, однако не приукрасили правду, а, напротив, драматизировали достаточно прозаичную действительность...

Льва Бенционовича «открыл» наш фотожурналист Игал (Игорь) Шиф, который сопровождал ветеранов в их праздничном, победном «турне» по пост-советским консульствам, еврейским центрам и русским ресторанам. «Открыл» и немедленно пригласил к нам в редакцию. А как же — настоящий, живой штрафник! И вот он перед нами – моложавый, энергичный, активный. Будто и не побывал в самом пекле самой страшной войны...
22 июня 1941 года Лева Бродский сдал последний экзамен летней сессии и перешел на второй курс Харьковского планово-экономического института. Через неделю он уже проходил подготовку в Харьковском военно-медицинском училище. Закончил его в эвакуации, в Ашхабаде в июне 1942 года. И сразу же был направлен на Брянский фронт в качестве военного фельдшера. Служил в 387-й стрелковой дивизии, в третьем пехотном батальоне 1275-го стрелкового полка.

- Такое респектабельное начало военной биографии... И вдруг – штрафбат. Как вы там очутились?
— «В том-то и дело, что не вдруг, — говорит Лев Бенционович. – Благодаря Эдуарду Володарскому и его фильму люди думают, что штрафбаты формировались из одних лишь уголовников, что это была своего рода фронтовая тюрьма. А в нашем штрафбате 90 процентов бойцов составляли бывшие военнопленные».
— То есть вы побывали в фашистском плену? Как же вам, еврею, удалось из него вырваться?
— Такой же вопрос мне задавали чекисты во время проверки, которая длилась целый месяц. Но для начала, наверное, лучше рассказать о том, как я в плен попал. Немцы, получившие хороший урок зимой 1941 года, летом 1942-го пытались занять Москву с юга, со стороны Тулы (так называемое «южное наступление»). 14 сентября наш полк оказался в окружении. В течение двух недель мы старались из него выйти, но тщетно. Потом, согласно указанию командования, стали выходить маленькими группами – по четыре человека, чтобы немцы нас не обнаружили.
— Тем не менее, они вас обнаружили?
— К несчастью, да. Окружили нас около деревни Сеничкино Белевского района, погрузили в автомашину и отправили в лагерь для военнопленных, который находился в деревне Середичи Орловской области.
— Представляю, какой ужас вы ощущали...
— Да, мне было тяжелее, чем остальным – ведь евреев фашисты расстреливали на месте. У меня на глазах расстреляли четырех человек, – они были из небольших местечек, плохо говорили по-русски, и их сразу распознали. Я выдал себя за украинца, взял себе фамилию моего соседа, но спасло меня не это.
— А что же?
— Многое. Внешность (голубые глаза, светлые волосы), знание украинского и русского языков. Но что самое главное, мои однополчане меня не выдали, хоть и знали о приказе немцев, согласно которому, каждый военнопленный, выдавший еврея, комиссара или цыгана, получал свободу. Напротив, мои друзья старались всячески меня «подстраховать» — окружали меня, когда мы шли купаться, брили наголо, когда волосы отрастали и начинали подозрительно виться...
Помогло мне и то, что немцы не отправили нас в Германию, как это делали с гражданским населением: по мере отступления, они везли нас глубже в тыл. Когда лагерь оказался на территории Белоруссии, двое военнопленных, которые имели право покидать территорию лагеря, наладили связь с местным населением и узнали, что в 18 км от нас, в районе города Рогачева, находится партизанский отряд. В декабре 1943 года я вместе с тремя товарищами по несчастью бежали из плена.
— И началась вторая серия мытарств?
— Увы, да. В партизанском отряде мы прошли проверку, потом нас перевели через линию фронта, и мы опять попали в действующую армию. Там – снова тщательная проверка. И только после этого – штрафбат. 8-й отдельный штрафной батальон Первого Белорусского фронта. Все в строгом соответствии с приказом Сталина от 4 июня 1942 года, гласившем, что офицеры, побывавшие в плену у немцев, должны были искупить свою вину...
— Вину, состоявшую в том, что они посмели сдаться врагам, а не покончили с собой...
— Именно. В штрафбат я был направлен к качестве бойца-переменника на три месяца. Согласно уставу батальона, все его бойцы освобождались, если он выполнял возложенную на него задачу. Раненых освобождали даже в том случае, если штрафбат не справлялся с заданием, а погибших — посмертно. Были случаи, когда штрафники вынуждены были отступить, тогда их не освобождали, а бросали на другие опасные участки.
— Какая задача стояла перед вашим штрафбатом?
— Мы должны были пройти к немцам в тыл, занять город Рогачев, форсировать реку Друть в месте ее впадения в Днепр и соединиться с регулярными частями. Это было в феврале 1944 года. Мы свою задачу успешно выполнили (я при этом получил средней тяжести ранение в спину), и всех нас освободили. Приехал представитель реввоенсовета фронта, зачитал приказ, выдал нам соответствующие документы. Офицеров восстановили в звании, выплатили зарплату задним числом — и за время пребывания в плену, и за время пребывания в штрафбате. После этого я был направлен в главное санитарное управление Первого Белорусского фронта в должности младшего лейтенанта медицинской службы, назначен фельдшером 199-го отдельного зенитного бронепоезда.
— А с вами не обращались бесчеловечно?
— Ну, дисциплина в штрафбате, конечно, была железная – более жесткая, чем в регулярных частях. За невыполнение приказа могли расстрелять без суда. Но в целом — обычная военная обстановка.
— И многих расстреляли за три месяца существования вашего штрафбата?
- Представьте себе, никого. Дисциплина у нас была на высоком уровне. Да и в командовании не было жестоких, кровожадных людей. Начальник штаба, майор Носач, взял меня к себе ординарцем. И он никогда не делал мне замечаний, напротив, помогал, подсказывал, ведь у него было больше опыта.
Перед боем к нам приехал маршал Рокоссовский, чтобы вдохновить нас. Он нам сказал: «Забудьте, что вы – штрафники, выполните свой долг перед родиной, и вы будете освобождены». А во время боя нам в помощь прислали огнеметчиков, которые уничтожали танки, и подрывников-специалистов.
— Вы понесли большие потери?
— В батальоне было 700 человек, погибли 32. Из них 18 – в бою, который длился три дня, а 14 – в результате бомбежки нашей авиации. Когда мы заняли Рогачев, мы не успели сообщить об этом в регулярные части. Налетели наши самолеты, стали бомбить город, потом с земли была дана команда, и они улетели.
— Что ж, огромное вас спасибо, Лев Бенционович, и желаем всех благ вам и вашей семье.










Снова говорит командир штрафбата: ТАЙНОЕ БРЕМЯ ПРАВДЫ

Когда мы готовили статью о телефильме "Штрафбат", то совсем не ожидали такого интереса к ней.
Но, вероятно, стремление людей к ПРАВДЕ таково, что на сегодня (25 января 2010 года начало сентября-2011) её "открывали" уже более 3000 12 тысяч посетителей сайта.

И вот опубликована новая статья Александра Васильевича Пыльцына...
==

(выдержки из статьи, опубликованной 21.01-2010 в бюллетене «Улики)

 Штрафбат... " Если в прошлое стрелять из ружья, то будущее выстрелит в нас из пушки "!

Генерал-майор в отставке А.В.ПЫЛЬЦЫН – в годы Войны командир 8-го Отдельного Штрафного Батальона рассказывает:

-О созданных в самое опасное для Родины время войны по известному приказу Сталина этих необычных формированиях многие годы идут уже не споры, в которых должна рождаться истина, а расширяются всяческие поношения правды, спекуляции на полуправде и преднамеренная ложь, противостоять которым стремлюсь и я ...

Многие измышления о штрафбатах и отдельных штрафротах опираются на фразу из того самого приказа Сталина, в котором дословно записано следующее:
«...поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины».
Однако любители приводить эту цитату почему-то не приводят специальный пункт из Положения о штрафных батальонах действующей армии, который гласит: «15. За боевое отличие штрафник может быть освобожден досрочно... За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме того, представляется к правительственной награде».

И только в 18-м пункте этого документа говорится: "Штрафники, получившие ранение в бою, считаются отбывшими наказание, восстанавливаются в звании и во всех правах..."

... К сожалению, существовавший в годы войны и много лет после нее запрет на официальную информацию о созданных по этому приказу штрафных батальонах и штрафных ротах, а также о заградотрядах, породили массу недостоверных слухов, а часто и преувеличенных или искаженных впечатлений тех, кто только слышал о них.

Да, штрафные подразделения (штрафбаты фронтов и армейские штрафроты), а также заградительные отряды учреждались одним и тем же приказом.
Но это вовсе не означает, что они создавались друг для друга. Приказ-то один, да назначения учреждаемых им формирований разные.

Заградотряды выставлялись, как предписывалось приказом, «в тылу неустойчивых дивизий».
Мало-мальски сведущие в военной терминологии люди хорошо представляют разницу между «передовой» или «передним краем», где только и могли действовать штрафники, и «тылом дивизии».

Никогда заградотряды не выставлялись за штрафбатами, несмотря на голословные утверждения «знатоков» типа володарских.

Как-то по Первому каналу российского ТВ прошел более или менее правдивый документальный фильм «Подвиг по приговору». Там приводились свидетельства тех, кто лично имел отношения к штрафбатам, то ли к штрафникам, то ли к их командирам.
Все они отрицали хотя бы разовое наличие заградотрядов ЗА штрафниками.

Однако создатели фильма вставили в свой, авторский текст фразу: «Ранят — не ползи в тыл, пристрелят, такой был порядок».
А вот это — вранье! Никогда такого «порядка» не было!
Как принято говорить ныне — все в точности наоборот.
Мы, — командиры штрафбата, от взводных до самого комбата, не только разрешали, но даже убеждали штрафников, что ранение — основа для их самостоятельного, оправданного оставления поля боя.
Другое дело, что не все из штрафников этим пользовались при первой царапине, хотя и таковые бывали. Чаще были случаи, когда штрафник, получивший ранение, из боевой солидарности с товарищами по несчастью оставался в строю.

Еще один миф — о штрафниках-«смертниках».
Ох, и любят • сочинители бравировать этим, якобы незыблемым правилом.
Упорное многолетнее искажение фактов привело к тому, что в обществе сложилось превратное представление об истории штрафбатов.

... В боевой истории нашего штрафбата были эпизоды очень больших потерь, война, да еще на «более трудных участках фронта», ведь не прогулка... Но, к примеру, по результатам Рогачевско-Жлобинской операции февраля 1944 года, когда 8-й штрафбат в полном составе дерзко действовал в тылу врага, из более чем 800 штрафников, почти 600 были освобождены от дальнейшего пребывания в штрафниках без «пролития крови», не будучи ранеными, не прошедшие установленного срока наказания (от 1 до 3 месяцев), полностью были восстановлены в офицерских правах.

На примере нашего батальона утверждаю, что редкая боевая задача, выполненная штрафниками, оставалась без награждения особо отличившихся орденами или медалями, как и этот героический рейд по тылам рогачёвской группировки противника.
В данном случае такое решение приняли командующий 3-й армии генерал А.В.Горбатов и командующий фронтом К.К.Рокоссовский.
Резонно заметить, что слова «искупить кровью» не .более чем эмоциональное выражение, призванное обострить чувства ответственности на войне за свою вину.

Теперь о другом мифе — будто штрафников «гнали» в бой • без оружия или боеприпасов. На примере нашего 8-го штрафбата 1-го Белорусского фронта могу категорически утверждать, что у нас было всегда достаточно современного, а иногда и самого лучшего стрелкового оружия, даже по сравнению с обычными стрелковыми подразделениями.

Батальон состоял из трех стрелковых рот, в которых на каждое отделение стрелковых взводов был ручной пулемет, да в роте был еще взвод ротных (50-мм) минометов!
Были в батальоне еще и рота автоматчиков и пулеметная рота, на вооружение которой раньше, чем в некоторых дивизиях фронта, стали поступать вместо известных «максимов», облегченные станковые пулеметы системы Горюнова.
Рота ПТР (противотанковых ружей) была всегда полностью вооружена этими ружьями, в том числе и многозарядными «симоновскими»....

...То же самое следует сказать и о мифе, будто штрафники не состояли на довольствии и вынуждены были добывать себе еду то ли грабежами продовольственных складов, то ли вымогая ее у местного населения.
На самом деле штрафбаты были в этом отношении совершенно аналогичны любой другой воинской организации, и если в наступлении не всегда удается пообедать или просто утолить голод «по графику», то это уже обычное явление на войне для всех воюющих.

... Нам — тем, кто прошел школу штрафбатов, было многие годы настоятельно рекомендовано «не распространяться» о штрафбатах. И когда мы уже не в силах были нести это тайное бремя правды, терпеть злостное искажение ее некоторыми «продвинутыми» фальсификаторами и стали нарушать этот запрет, часто слышали: «А, штрафбаты-заградотряды ,- знаем!!!»

И вот это «знаем!» сводилось прежде всего к тому, что якобы штрафников в атаки поднимали не их командиры, а пулеметы заградотрядов, поставленные за спинами штрафников.
Это упорное многолетнее искажение фактов привело к тому, что в обществе сложилось превратное представление об истории штрафбатов.

...Едва ли найдется кто-либо, незнакомый с известной песней Владимира Высоцкого «В прорыв идут штрафные батальоны», где истинные штрафники, порой проявлявшие настоящий героизм, представлены некоей безликой «рваниной», которой в случае, если выживет, рекомендовалось «гулять, от рубля и выше!»

С тех пор и пошла гулять молва об уголовной «рванине» в штрафбатах. Уж это бахвалистое «Мы знаем!» чаще всего и громче всего произносили люди, фактически ничего не знавшие о реальных штрафбатах и о реальных же заградотрядах.

... И сегодня не прекращаются вымыслы и просто чудовищная ложь, используемые своими, доморощенными фальсификаторами, несмотря на многие уже доказательно документальные публикации последних лет, например великолепного историка-публициста Игоря Васильевича Пыхалова («Великая оболганная война»)...

Наоборот, как противовес прорывающейся правде еще более усиливаются потуги нечистоплотных хулителей прошлого и искажения истины, чтобы приглушить голос правды, прорывающийся все настойчивее в последних публикациях честных авторов.

В сточную канаву брехни на все советское, на все, что так или иначе связано или намеренно связывается с именем Сталина наряду с уже отпетыми лжеисториками включаются все новые ненавистники нашего славного прошлого. Если еще несколько лет тому назад в искажении истины верховодили резуны, радзинские, володарские да солженицыны, теперь пальму сомнительного первенства перехватывают такие, как патологически злобный Сванидзе с его «Историческими хрониками» (вернее сказать — антиисторическими), а глядя на них — и некоторые актеры....

Неофицерских штрафных батальонов не было вообще.
Весьма старательные лжеисторики, умышленно смешивающие в штрафбаты и проштрафившихся офицеров, и дезертиров-солдат, и какую то массу всякого рода уголовников, делают это с определенной целью.
В известном своей неправдой 12-серийном «Штрафбате» Володарского-Досталя довольно прозрачно прослеживается идея того, что, дескать, Красная Армия к тому времени почти полностью разгромлена, и единственная сила, способная противостоять вражескому нашествию, — те самые «враги народа», да люди, обреченные «сталинским режимом» на бесславную смерть.

И даже офицеров, способных вести в бой эту неуправляемую массу, тоже уже нет, и комбатом назначается штрафник, бежавший из плена, а командиром роты — вор в законе. Чуть ли не за каждым штрафником неотступно следит бесчисленная рать особистов, и даже бездарным генералом-комдивом управляет один из них.

На самом деле в нашем батальоне, даже когда он был в полном штате 800 человек, особистом был всего лишь один старший лейтенант, занимающийся своим делом, и никак не вмешивающийся в дела комбата или штаба.

... Офицеры-штрафники в штрафбат попадали, безусловно, разные, но в абсолютном большинстве это были люди, имеющие твердое понятие об офицерской чести, стремившиеся скорее вернуться в офицерский строй, а таковое, естественно, могло наступить только после непосредственного участия в бою.
Понимали они, что штрафбатам именно сталинским приказом была уготована судьба передовых боевых отрядов, используемых на наиболее трудных участках фронта.
И если штрафбат находился сравнительно долго в состоянии формирования или подготовки к боевым действиям, всем известные слова популярной еще до войны песни «Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин» чаще произносились в смысле: «Ну когда ж нас в бой пошлет товарищ Сталин?»

В большинстве своем, в недавнем прошлом офицеры-штрафники были коммунистами и комсомольцами, хотя теперь у них не было соответствующих партийных и комсомольских билетов. Чаще всего были они не утратившими духовной связи с партией и комсомолом и даже иногда собирались, особенно перед атаками, на неофициальные собрания. Принадлежность к партии большевиков — огромный стимул и реальная обязанность быть первым в бою, в атаке, в рукопашной...

... Бежавшие из вражеского плена или вышедшие из окружения, с оккупированных врагом территорий советские офицеры — это другая категория штрафников.
Как любили говорить тогда бывшие военнопленные, оказавшиеся в штрафниках: «Английская королева своих офицеров в подобных случаях орденом награждала, а нас — в штрафбаты!»

Конечно, неправомерно было всех, кто попал в немецкий плен, отождествлять с предателями. Во многих случаях в плену оказывались те, кто этого просто не мог избежать в силу не зависящих от него обстоятельств, а из плена бежал с риском для собственной жизни только ради того, чтобы вместе со всем народом страны противостоять врагу.

Однако хорошо известно, что были и многочисленные группы заброшенных к нам диверсантов, завербованных фашистами из числа военнопленных и подготовленных в спецшколах абвера из согласившихся на сотрудничество с врагом предателей.

Проводимые органами НКВД и армейской контрразведкой Смерш проверки и издержки того времени не давали гарантии на абсолютную достоверность результатов таких проверок. Вот и направляли многих подряд в штрафные формирования.

Настроения и обиду честных патриотов, бежавших из плена, уже недавно, вспоминая прошлое, по-своему образно выразил в сердцах бывший штрафник нашего батальона Басов Семён Емельянович, бежавший из плена и оказавшийся в штрафбате.
Он, настоящий советский патриот, которого тоже причислили к предателям, говорил о Сталине так: «За то, что он нас всех причислил к предателям, я бы его повесил. Но за то, что он привел нашу Родину к такой Победе над таким сильнейшим и коварным врагом — я бы... поставил его на самый высокий пьедестал на планете Земля».
Недавно покинувший в свои 95 лет наш бренный мир, Семён Емельянович так говорил и о нашем штрафбате, в котором он «смывал вину» перед Родиной: «Я сожалею, что оказался невинным штрафником, но я горжусь тем, что был в особо упорном, особо дерзком и отважном 8-м ОШБ, где все мы были объединены не одной обидой или несчастьем, а одной ненавистью к врагу, одной любовью к социалистической Родине — Советскому Союзу».

Когда удалось дозвониться до сорежиссера этого «Алтаря...», то на мой вопрос, как же они могли игнорировать мнение фронтовиков, он ответил: «Нам была дана жесткая установка — не обелять имя Сталина».

Да не нуждается это великое имя в каком-либо «обелении»! Однако нельзя же его и беспредельно, бессовестно очернять! Мы, конечно, понимаем, что «установка» эта шла не от Кашпировского, и даже не от хорошо оплачиваемых руководителей НТВ.

В передаче, прошедшей 20 декабря, в канун 130-летия со дня рождения И.В.Сталина, молодые, агрессивные журналисты, уже с «запудренными» собственной антиисторической пропагандой мозгами, словно свора злых шавок, набрасывались на всех, кто. говорил добрые слова о Сталине. Они фактически устроили позорный шабаш, непристойный даже для современных «ток-шоу».

Наиболее употребляемый ими аргумент против сталинского периода Советской власти был: «А мясо вы тогда ели?»
Да ели мы и рыбу, и мясо натуральное, российское, а не привозное, в том числе и такое редкое ныне мясо — крабовое ели! Может быть, не столь много ели, сколько на Рублёвке или во французском Куршевеле сейчас ест наш «высший класс»... Но шашлыки на бесплатных курортах Грузии, Абхазии, бешбармак и узбекский плов в советских общедоступных санаториях Средней Азии ели! А сибирские пельмени не переводились ни в самой Сибири, ни на Урале, ни на Дальнем Востоке.
Ответьте сами себе, господа злопыхатели, а едят ли ныне мясо те миллионы бывших благополучных советских людей, обездоленных, ограбленных вашими хозяевами-олигархами?

Знакомый кинодокументалист из Зауралья по поводу этого непристойного телевизионного шабаша написал мне: «Смотрел эту гнусную, в очередной раз сделанную на НТВ передачу. Смотрел с сыном Вовкой, который в конце сказал по поводу передачи и ее ведущих: «Пап, а они ведь на Сталина тявкают, потому что они все его боятся. Они тявкают, а в глазах у них страх и ужас».
Вовке 14 лет, и он все понял».

Боятся они не столько света этого великого имени, идущего из нашего героического прошлого. Боятся того, что отдаляясь по времени от нас, имя великого Сталина становится величественнее и привлекательнее для новых поколений как непревзойденный пример истинного служения своему народу.

http://nnm.ru/blogs/OlDi/shtrafbat-esli-v-proshloe-strelyat-iz-ruzhya-to-budushee-vystrelit-v-nas-iz-pushki/









Subscribe
promo ace1962 march 11, 2014 13:57 8
Buy for 100 tokens
Данный документ является одним из немногих документов Древнейшей Цивилизации, которые могут пролить свет на причины Последней Войны и последующей гибели Древнейшей Цивилизации Письмо патриота президенту Путину Дорогой президент Путин! Владимир Владимирович! Мы, патриоты России с восторгом…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment