ace1962 (ace1962) wrote,
ace1962
ace1962

Как разрушают систему высшего образования на Северном Кавказе

Оригинал взят у leghe в Как разрушают систему высшего образования на Северном Кавказе

"Сейчас, по истечении года существования Северо-Кавказского федерального университета, стали явными первые результаты – стремительное разрушение научного потенциала края, уничтожение всего лучшего, что было достигнуто его высшими учебными учреждениями».

Оригинал: http://www.opengaz.ru/issues/23-566/otuplenie-za-byudzhetnyj-schet.html

Это строки из письма в редакцию преподавателей Северо-Кавказского федерального университета – далеко не самые категоричные. При личных встречах даже рафинированные вузовские интеллигенты, оценивая все, что происходит в стенах университета, без ненормативной лексики обойтись уже не могут.
Имен своих адресанты просят не называть, и понять их можно: кандидаты наук, доктора, авторы десятков книг, сотен научных работ, изобретений опасаются открыто говорить о том, что их тревожит, не дает нормально работать, без чего теряется смысл всей жизни – служение науке.
Остается лишь посочувствовать этим умным и образованным людям, которые по определению являются цивилизационным кодом нации, но… Сегодня они с оглядкой шепчутся между собой, с горечью делятся университетскими новостями в кругу домашних и друзей, страдают, переживают: кто и с какой целью ставит над ними, над системой образования в крае разрушительные эксперименты?!
Осуждать достойных людей за то, что они боятся рот раскрыть в родном вузе, не станем. Конечно, тут срабатывает инстинкт самосохранения. Да и как винить заложников, за которыми стоят семьи, дети, внуки? В данном случае – заложников решений чиновников минобрнауки и нового вузовского начальства.
Но газета может озвучить мысли вузовской интеллигенции в надежде, что они дойдут до тех, от кого зависит судьба высшего образования здесь, на Северном Кавказе, в одной из самых незащищенных и ослабленных территорий государства.
Ниже мы практически без изменений публикуем письмо в редакцию.

Университет на уровень ПТУ?
Реформа высшего образования в регионе стартовала, как водится, с кадровой чехарды, о которой ваша газета писала не раз, но которая и спустя год не прекратилась.
Более того, к июню кадровая нервозность перешла в стадию истерии – подоспел срок окончания контрактов с завкафедрами, директорами институтов, преподавателями и прочими мелкими, но очень важными, судя по представлению их коллективу, начальниками вновь образованных отделов и управлений.
Кто же пришел на смену старым кадрам, оказавшимся неугодными по новой ценностной шкале «свой – чужой»?
Проректором по стратегическому развитию федерального вуза назначен Владимир Иванов, бывший директор ростовского профтехучилища. Как говорится, где заботы ПТУ, а где федерального университета. Но дело даже в другом – увидеть и услышать неуловимого Иванова коллективу вуза невероятно сложно.
Говорят, он активно изучает международный опыт стратегического менеджмента. Кроме того, Иванов то ли аспирант, то ли докторант проректора по учебной работе и академическому развитию СКФУ, другого выходца из Ростовской области – Александра Каркищенко, от которого профессорско-преподавательский состав с нетерпением ждет, что он расскажет об академическом развитии университета. Но у того тоже не хватает времени для встречи...
Что сотворили с нормальным, отлаженным образовательным процессом, просто уму непостижимо. Элементарно не хватает обучающего оборудования, даже фильм показать – большая проблема. Да и как вообще читать лекции, когда за стеной ревет перфоратор – ремонт в здании юридического института затеяли в разгар учебного года!
А расписание лекций такое, будто его составляли, как сказали бы в сталинские времена, «враги народа». Скажем, сегодня занятий у пожилого профессора может не быть вообще, зато завтра он будет вынужден стоять у доски с утра до вечера без перерыва.
Доктора наук, нервничая и задыхаясь, вынуждены бегать в поисках свободной аудитории. А если пробежка результатов не дала, лекции читают в коридорах. При этом лаборатории, аудитории, библиотека служат не для учебы и исследований, а для комфортного содержания административного аппарата.
Кто бывал в университете на Дне открытых дверей, не мог не заметить, что об учебе речь шла лишь вскользь, как о чем-то постороннем. Зато всем продемонстрировали, как у нас можно кататься на коньках, скакать по сцене, участвовать в конкурсах и получать за это призы и подарки. Не слышно, чтобы кого-то за успехи в учебе отправили отдыхать в Болгарию, а за победу в конкурсе – легко!

Науке – чёрная метка?
В первых числах апреля с помпой, с участием официальных персон, впервые в СКФУ были открыты Дни науки «Университетская наука – Северо-Кавказскому региону», задающие тон исследовательской работе от сотрудников до студентов.
Ректор Алина Афакоевна Левитская произнесла дежурные слова о намерении вывести университет в число ведущих российских вузов. Но, прослушав пару докладов, молча удалилась.
После перерыва в зале не осталось уже и проректора по научной работе Олега Рыбакова, дважды доктора наук, философских и юридических.
Их «уход по-английски» настолько подействовал на представителей гуманитарного, естественно-научного и технического знания, что многие тут же в зале делились выводами: в науке руководство вуза ничего не смыслит, да и не особо-то в ней нуждается.
Или такая говорящая деталь. К началу конференции не издали ни сборника докладов, ни даже программы мероприятия. Свои статьи преподавателям предлагали издавать за свой счет, при этом требуя с них отчеты о публикациях. И это при мизерной профессорской зарплате в 18-20 тысяч рублей! А ведь вуз получил на развитие миллиарды бюджетных рублей!
Куда они идут? Кому достаются? Никто из нас не знает, какова результативность бюджетных вложений. Зато руководство университета себя не обижает: ходят упорные слухи, что ежемесячная зарплата ректора – 1 млн. 200 тысяч рублей, а проректоров – 600-700 тысяч рублей.
Так что двигать науку в СКФУ могут лишь те, кто выбивает гранты. На эти деньги запрашивают в архивах документы, издают книги, методички. Исследовательская работа держится исключительно на личных контактах преподавателей, вуз тут ни при чем.
А «эффективные» менеджеры, присланные к нам из других регионов, на деле оказались функционально неграмотными и профнепригодными, завалив кафедры бумажной работой, заформализовав все, что можно и нельзя. Например, чтобы съездить за свой счет (об оплачиваемых командировках кроме начальства почти никто не мечтает) на научную конференцию, нужно собрать не менее дюжины подписей!
Мы вынуждены констатировать, что ведущие научные школы разрушаются. Талантливые, перспективные аспиранты, имеющие солидные публикации в серьезных научных журналах, с семьями бегут в Москву, Петербург, Ростов, Краснодар.
И зовут за собой своих учителей, которые серьезно подумывают: а может, и впрямь отправиться туда, где ты нужен? Уехать, несмотря на возраст, ведь многим профессорам, на которых и держится наука, далеко за 50-60. В противном случае остается ждать: или окончательно свернут исследования, или «омолодят» кадры до полного развала научных школ.
Первый проректор Дмитрий Сумской с гордостью любит повторять, что средний возраст сотрудников СКФУ составляет 45 лет – вот, мол, какие мы молодцы!
Но этот средний возраст, видно, обеспечивают такие кадры, как 24-летняя проректор по административной работе Надежда Акчурина, всего пару лет назад получившая диплом о высшем образовании. Эта юная особа, ни в каких талантах не отмеченная, но «своя» в руководстве, имеет большую власть над преподавателями, у которых ей бы учиться и учиться. Барышня решает, можно ли опубликовать в вестнике университета статью, достоин ли седовласый профессор полететь в Москву или пусть катит плацкартой.
При этом преподавателям до сих пор не удосужились выдать удостоверения, подтверждающие их причастность к вузу. Год прошел, а они вынуждены объясняться с охраной, кто такие, куда и зачем идут.

Воспитание умов и нравов
Как только объявили имя ректора СКФУ, в университетах, подлежащих слиянию, стали гадать: чем назначение обернется для ставропольской науки? Технари, биологи, географы закручинились, полагая, что гуманитарий Алина Левитская заниматься ими не станет.
Надежды поначалу не теряли только филологи: вуз ведь возглавит свой человек, в прошлом декан факультета филологии Северо-Осетинского университета. К тому же, пусть и в чиновничьем кресле, но все же профессионально занимавшаяся вопросами воспитания и социализации детей.
Но и филологи надеждой тешили себя недолго – сразу после представления ректора коллективу стало ясно, что Алина Афакоевна намерена упрямо, безоглядно, некритично проводить в вузе политику российского Министерства образования, откуда и вышла.
Политикой минобрнауки возмущены сегодня не только оппозиционные «бандерлоги», но и лояльные к власти депутаты, чиновные назначенцы. Речь в первую очередь идет о тотальном свертывании в школах и вузах страны предметов гуманитарного профиля, что ведет к оглуплению, отупению, разложению молодежи и напрямую связано с национальной безопасностью государства.
Сама Алина Афакоевна говорит мало, неинформативно. Позицию начальницы транслируют, как могут, ее замы, выбирая, однако, странную трибуну – скажем, газету «Ставропольский бизнес» (выбор издания, надо полагать, не случаен – вместо образовательного и воспитательного центра вуз все больше превращается в коммерческое предприятие). В этом издании выступил первый проректор Дмитрий Сумской и рассказал, что одним из первых структурных подразделений, созданных в СКФУ, стало управление воспитательной работы, «обосновав» это решение авторитетом просвещенной императрицы Екатерины II, внушавшей своим подданным: «Основная задача университета – это воспитание ума и нравов».
Но такая устремленность у руководства СКФУ даже не просматривается. Сумской это и подтвердил, обозначив «приоритетные направления», на которых-де и сконцентрированы управленческие усилия, финансовые и человеческие ресурсы. Вот они, эти направления, ознакомьтесь: промышленность, медицина, пищевые технологии, машиностроение, стройматериалы, транспорт, энергосбережение, разработка месторождений нефти и газа... И ни слова о гуманитарных направлениях!
Как же по такой технико-производственной шкале собираются в вузе воспитывать молодежь? Может, нефтью и газом, на которых последнее десятилетие страна сидит, как на антибиотиках? Откуда ж взяться моральным скрепам в обществе, отсутствием которых так озабочен президент?
На языке науки в посыле проректора широкой аудитории скрыто мировоззренческое и методологическое противоречие. По сути же, профессорам, студентам и абитуриентам объявили: образование, культура, искусство для вуза отныне ненужный хлам.

Так туризм не поднять
Отдельной строкой среди приоритетов вуза прописано развитие туризма, что для курортов Северного Кавказа бесспорно важно. Непонятно одно: каким образом в университете думают «ковать кадры» для развития туризма, урезая гуманитарное начало?
Да, курорт призван лечить тело. Но если люди не получат положительного эмоционального заряда, нужного эффекта оздоровления не будет. Дух и тело едины, и это закон, доказанный еще древними.
По-разному можно относиться к большевикам, но уважать их можно хотя бы за борьбу с безграмотностью.
«Экскурсия – один из самых лучших видов просвещения», – повторяла Крупская, занимавшая пост члена Госкомиссии по просвещению, а позднее – председателя Главполитпросвета при наркомпросе.
В советское время туризм на ставропольских курортах достиг высоты, на которую он если и поднимется, то не скоро. На Северном Кавказе успел побывать каждый десятый житель огромной страны, знакомился с его уникальной историей, обычаями, природой, характерами. Потому и Кавказ в то время был значительно ближе и понятнее обитателям окраинных точек Советского Союза. Вот вам наглядная модель интеграции северокавказских территорий в общероссийские реалии, взаимопроникновения культур.
Да, советский туризм отставал в сервисе, но тогда брали другим, выполняя великую оздоровительную, объединительную, наконец, образовательную миссию. Ничего подобного сегодня нет даже в первом приближении. Всей стройной системе оздоровления-просвещения через экскурсию пришел конец, потому что в турбизнес прут все поголовно.
Местные олигархи женам открывают собственное дело – вроде игрушки, чтоб не скучали. Хлопот никаких, были бы деньги: снял комнатку, открыл экскурсбюро, скачал из Интернета реферат и – набивай мошну! У классного экскурсовода должно быть не менее пяти лет практики, не говоря уж о запасе знаний и высокой культуре.
Но это очевидно для людей образованных. Наши управленцы в своей массе, увы, люди ограниченные и о творениях людей, которые целыми поколениями прославляли Кавказские Минеральные Воды, не знают. Вон, увековечили проходимца Остапа Бендера! А для прославления замечательных людей денег, времени, места нет.
Местные жители по этому поводу горько шутят: мол, нынешняя власть открывала памятник самой себе, перещеголяв своего «духовного» учителя Бендера – тот хоть Уголовный кодекс чтил.
Совсем худо, что вслед за чиновниками курс на коммерциализацию туризма взяли в СКФУ.

Петь – это мы все поём, когда скучно
Уничтожение культурного слоя на Ставрополье идет все беспощаднее. Но хуже всего, что этот процесс в крае возглавил федеральный вуз, пустив под нож гуманитарную сферу в пользу «прибыльных» специальностей.
Среди историков ходят упорные слухи о том, что их собираются переводить на неполную занятость. И это в стране, где историческое невежество просто зашкаливает.
Едва-едва в этом году удалось отстоять от закрытия «Библиотековедение». До недавнего времени по этой специальности принимали в вуз около двадцати человек, заметьте, по конкурсу. А в этом году библиотековедению оставили всего два бюджетных места. Зная, какие у библиотекарей нищенские оклады, кто же теперь на платной основе пойдет учиться по «не престижной» специальности?!
По сути, к расформированию приговорили единственную на Северном Кавказе специальность, где книга, знание, культура должны стать основой формирования российской идентичности. Да и как это согласуется со Стратегией развития СКФО, в которой прописано создание сети библиотек?!
Или вот другой пример. Пятнадцать лет Ставропольский госуниверситет готовил своих служителей искусства, укомплектовывая краевую филармонию, оркестр «Кантабиле», театры оперетты и драмы, добиваясь успехов на столичных и заграничных площадках. Так было до тех пор, пока вуз не включили в состав нового федерального университета, а искусство не «слили» в один факультет с такими разными специальностями, как история и философия.
С тех пор СКФУ лихорадит от слухов о прекращении набора на ряд направлений отделений искусств. Краю, да и всему федеральному округу, грозит остаться без собственных актеров, дирижеров, вокалистов.
…Старый анекдот: «Взял как-то Шаляпин извозчика.
«А ты, барин, чем занимаешься?» – любопытствует мужик.
«Да вот, пою», – отвечает.
«Я не про это. Спрашиваю, кем работаешь? Петь – это мы все поем, когда скучно станет. Я спрашиваю, ты что делаешь?!»
В наше время в стенах федерального университета эта байка стала отражением реальности.
Говорят, для дирижеров, артистов и вокалистов нет в крае базы. Глупость несусветная. Доктора и кандидаты наук, профессора, заслуженные артисты, работники культуры и художники, члены Союза композиторов, лауреаты всероссийских и международных конкурсов без работы не останутся даже в нашем крае, где по культуре танком прошлись.
Единственная надежда не скатиться в пропасть и остается на свои кадры.

До основания разрушим, а затем?..
Сам факт уничтожения культурного и гуманитарного слоя в федеральном вузе настолько изумляет и шокирует, что комментировать это даже не имеет смысла. Однако ж нам говорят: бюджет, мол, не резиновый, денег нет...
Не верьте! Деньги есть – их в немалом количестве дает федеральный центр на развитие вуза. Выложить их готовы и родители, чьи дети мечтают профессионально играть на сцене, петь, танцевать.
На факультете филологии учатся ребята со всего Северного Кавказа. Закрытие и сокращение специальностей – это обрыв еще одной нити, связывающей Кавказ с остальной Россией. Или так у нас решаются проблемы интеграции, межнационального и межэтнического противостояния, наконец, цивилизационного слома?
Экономя на образовании, равно как и на воспитателях умов и нравов, мы плодим негодяев. Ставрополье уже стало главным поставщиком скандалов и жутких историй для центрального телевидения: то развеселая компания фотографируется у святыни с надувной куклой из секс-шопа, то 17-летний отморозок избил, изнасиловал и пытался сжечь девочку. А теперь вот ославились с ЕГЭ, когда дети «уважаемых» в крае людей со справками об отклонении в психике получили по сто баллов по русскому языку…
И это следствие не статистической погрешности, мол, в семье не без урода (такого полно в любом регионе), а результат бездействия государства в сфере образования и культуры в нашем крае.
Постоянным сюжетом в сводках новостей стали драки с участием студентов СКФУ. Отчисляют десятками, что является мерой вынужденной. Но если сегодня мы не сможем пресечь попытки уничтожения в вузе живительных ростков формирования личности, гражданина, к этой мере придется прибегать все чаще. Только в этом ли выход?

Мы оказались на краю пропасти
Рассуждая о преподавании отечественной литературы в школах и вузах, урезанном до минимума, писатель, сопредседатель Союза писателей России Владимир Крупин констатировал: «Мы подошли к краю пропасти – надо сопротивляться».
Вопрос в том, кто готов открыто сопротивляться. Ученые вуза, которых довели до состояния единиц ППС (профессорско-преподавательский состав), сбросив на 0,5 ставки, а то и вовсе подтолкнув к двери, на это, увы, не способны. Уповать, что верхи заглянут в пропасть и ужаснутся, тоже наивно. Открыт прямой путь к расчеловечиванию нации, с чем мы уже столкнулись здесь, на Северном Кавказе, в самой болевой точке России.
Нам обещали, что в результате реформы высшего образования сократят псевдовузы, расплодившиеся в неимоверном количестве и неспособные дать воспитания умов и нравов. Но их не тронули. А под удар подвели главное государственное учебное заведение федерального округа.
И все же выход где-то должен быть. Кто-то должен реагировать на то, что вытворяют с высшим образованием. Этим кем-то, по нашему убеждению, в сложившейся ситуации может стать только полпред Александр Хлопонин, который поставит образовательный «проект СКФУ» в один ряд с экономическими, вроде строительства канатных дорог, горнолыжных трасс, гостиниц.
Лично займется кадровой политикой университета (нынешние бесконечные перестановки не впрок), урежет управленческий аппарат с его баснословным содержанием, остановит разгром научных школ, прекратит постыдное выдавливание из вуза гуманитариев.
Убедиться же в том, что проблема может иметь катастрофические последствия для региона, труда не составляет: всего-то надо пригласить к себе десяток-другой преподавателей вуза и выслушать их. Мы много чего расскажем – куда больше, чем способна опубликовать газета.
Без ручного управления не обойтись. Но, не сделав этого сегодня, завтра окажемся в пропасти, из которой выбраться уже будет сложно, если вообще возможно.

Подготовил
Олег ПАРФЁНОВ


Я разместил статью без купюр. Моя боль- это боль всех профессоров ВУЗа, подписываюсь под каждым словом.
Subscribe
promo ace1962 march 11, 2014 13:57 8
Buy for 100 tokens
Данный документ является одним из немногих документов Древнейшей Цивилизации, которые могут пролить свет на причины Последней Войны и последующей гибели Древнейшей Цивилизации Письмо патриота президенту Путину Дорогой президент Путин! Владимир Владимирович! Мы, патриоты России с восторгом…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments